Письмо Бротонса из тюрьмы Севилья II

25 января г.

Товарищи:

В данный момент, я нахожусь за тысячу километров, но не мог бы чувствовать себя ближе от вас. Я провел уёе 23 года в тюрьме, меня подвергли всем возможным формам отделения и изоляции и, все же, я знаю, что я лишь еще один из борящихся здесь за свободу, обличая ненавистный фашистский и капиталистический режим.

Так что я могу сказать, что мы все вместе, едино отвечаем на призыв многочисленных организаций, органов и народных коллективов, проявляющих свою солидарность в обличении ситуации, которой меня подвергает фашистское Государство, по той лишь причине, что я коммунист и революционер и сражаюсь за свободу всех, так же как и вы.

Но все мы знаем, что мы здесь не только из-за этой конкретной ситуации; мы знаем, что мой случай, хоть и кровоточит, хоть и доказывает более чем достаточно мстительный и террористический характер режима угнетателей, не единственный, который движет нами на этом собрании для того, чтобы высказать наш гнев и нашу решимость в борьбе. Мы чувствуем, что в наши дни, здесь, среди нас, находятся тысячи других борцов, которые сопротивляются в тюрьмах всего мира, у которых те же цели, что у нас, которые борятся за те же идеалы, которые хотели бы плечом к плечу сражаться вместе с нами против нашего общего врага, как они уже борятся из своих камер.

С нами все антифашистские, анархистские, сепаратистские и коммунистические политзаключенные испанского Государства, которых день за днем и год за годом подвергают рассеиванию, изоляции, разделению, всевозможным пыткам направленным на то, чтобы заставить их отречься от своих идей и присоединиться к фашистскому хору "единого мышления".

С нами заключенные, которых Государство заключает в Досье Лиц под Специальным Наблюдением (ФИЕС), эти товарищи, которые в тюрьме осознали свое человеческое достоинство, которые борятся за свои права, которые сопротивляются в галереях смерти тюрем повышенной строгости, которые ежедневно противостоят произволу тюремщиков и которые недавно провели голодовку для того, чтобы покончить с несправедливостью, которой они подвержены.

С нами аргентинские бойцы, которые штурмовали казармы Таблады и которые теперь вот уже три месяца как голодуют в тюрьме, для того, чтобы остановить месть своего Государства, которое хочет пожизненно упрятать их за решетку.

С нами турецкие и курдские товарищи, которые с прошлого 20 октября ведут героическую голодовку для того, чтобы турецкое фашистское Государство не захоронило их на всю жизнь в эти бетонные коробки, которые называют камерами изоляции. С нами эти 3.000 голодующих товарищей. С нами те 300, которые решили довести голодовку до смерти, если это будет необходимо. В наших сердцах и наших мыслях те более 20 голодовщиков, убитых во время штурма голодующих тюрем турецкими полицией и армией. Они Они вошли расстреливая, живьем сжигая заключенных, дико пытая и насилуя, но даже так не смогли сломить сопротивление заключенных.

С нами также палестинские заключенные, которые гниют в застенках сионистской армии. С нами Мумия и Леонард Пелтьер и все, которые расплачиваются своими жизнями в тюрьмах империалистических стран за ужасное преступление, состоящее в любви к своим народам и своему классу и в соответствующем действии, направленном на разрушение тех, кто приносят горе трудящимся.

Ситуация в тюрьмах всего мира - отражение угнетения, которое довлеет над трудящимися и над народами в общем. Все мы, как за этими стенами как и внутри, знакомы с полицейской дикостью высокомерие Государства, ежедневные несправедливости. Поэтому им с каждым разом будет все сложнее скрывать то, что происходит в тюрьмах. Пытки, старания разрушить личность и революционную волю, которым подвергаются заключенные, более чем достаточные причины, чтобы окунуться в борьбу против такого положения. Знать, что происходит здесь внутри, жестокость тюремщиков, произвол судей, страдания многих тысяч людей, которые не сдаются установленной власти, создает в настоящих антифашистах и демократах необходимость солидаризироваться с заключенными и бороться за искоренение причин, которые привели их в тюрьму.

Но есть гораздо больше причин, по которым следует прикладывать все усилия в этой борьбе, гораздо большее происходит внутри тюрем, поэтому и необходимо продолжать учавствовать в акциях как эта и сражаться всеми средствами, которые нам доступны, против системы, виновной в стольких преступлениях.

Потому что в тюрьмах, товарищи, мы не только мучаемся. Мы не просто пассивные субъекты жестокости фашистов у власти. Где есть угнетение, есть сопротивление, а в тюрьмах, где угнетение достигает наиболее бесчеловечного уровня, сопротивление тоже пишет вечные страницы истории наших народов. В худших условиях, когда кажется, что мир сводится к немногим квадратным метрам омерзительной камеры, когда единственные лица, которые ты видишь за месяцы, принадлежат твоим собственным тюремщикам, когда пытаются предотвратить, чтобы какой-либо дружеский голос дошел до тебя, когда тебе систематически отказывают в обнятии, поцелуе близких... кажется, что враг мог бы стереть с заключенного всякий намек на человечность, всю волю бороться, всю надежду. Но это не так, как бы они ни пытались, не могут.

В тюрьмах подаются примеры достоинства, солидарности, силы, отождествления с нашими народами и нашим классом. Тюрьмы не кладбища, не склады мужчин и женщин, которые капиталистические Государства пытались сделать из них. Тюрьмы - лишь еще один фронт борьбы против этих Государств, поле для продолжения той битвы, которую мы начали на улице, и зачастую становятся примерами солидарного действия, отреченности в борьбе, отдачи идеям и принципам, которые не остаются позади, когда нас сажают, но усиляются, крепнут день за днем среди этих стен. Потому что мы ясно видим суть врага, который нас пленил и предстает перед нами во всей своей свирепости, снимая с себя ложную демократическую личину, которой он пытается прикрыться на улице. И потому что, в этих условиях, для того, чтобы противостоять изоляции и разделению, которое нам пытаются навязать, мы должны отдавать все свои силы и волю, и, особенно, нам необходима солидарность, прилагать все усилия для того, чтобы достичь единости наших сил со всеми теми, кто борятся, внутри и снаружи, против общего врага.

Так что, есть мотивы, чтобы продолжать борьбу, чтобы поднять ее на максимальный уровень, который нам только доступен. И есть поводы для оптимизма, чтобы верить в то, что эта борьба возможна и что рано или поздно мы добьемся желаемых результатов. Потому что борьба уже расширяется и углубляется. Потому что мы уже добиваемся успехов, иногда нам удается отразить нападки Государства на заключенных и на другие бойцовские круги.

Так что, позвольте мне высказать, в завершение, одно желание, рассказать вам об одной мечте. Я верю в то, что все вместе мы окрасим этот начинающийся век в КРАСНЫЙ. Я верю в то, что все вместе мы уничтожим капиталистическое Государство и выбросим на помойку истории фашистов, монополистов и всех тех, которые живут за счет крови народа. Я верю в то, что мы построим свободное, справедливое, солидарное общество, без эксплуататоров и без эксплуатированных. Я верю в то, что мы наконец заложим фундамент общества, которое необходимо человечеству, чтобы не превратиться в раба империализма.

Всего лишь мечта? Может, но я верю в то, что из этой мечты, которая пронизает наши сердца и вооружает наши умы, из этой мечты, которая превращается в цель, за которую бороться... Ибо это общая мечта миллионов во всем мире и многие из нас готовы отдать жизнь за то, чтобы превратить ее в действительность.

Как говорил один товарищ, с которым я провел много лет в тюрьме: "Если они пойдут по нашим головам, мы будем кусать их ботинки". Да, здесь внутри мы будем продолжать сопротивляться и мы уверены в том, что там, снаружи, вы делаете то же самое и что с каждым разом все больше борцов будут присоединяться к Сопротивлению.

ФАШИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ!
СОПРОТИВЛЯТЬСЯ ЗНАЧИТ ПОБЕДИТЬ!
ВПЕРЕД БОРЬБА ЗА АМНИСТИЮ!
ДА ЗДРАВСТВУЕТ МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЛИДАРНОСТЬ!
ДА ЗДРАВСТВУЕТ ПРОЛЕТАРСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ!

Франсиско Бротонс Бенейто
Член КПИ(в) и ГРАПО
Политзаключенный тюрьмы Севилья II